Авторизация
Регистрация
Забыли свой пароль?
Поиск по сайту
Журнал
"Кадровик-практик"
Подписка 1500 руб./год



Бесплатно
подписчики получают 
доступ к: 
  • справочной базе,
  • "книжной полке",
  • курсу по кадрам,
  • всем тестам и др.
Узнать подробнее >>
Полистать журнал >>




Статьи и консультации 2019 по кадровому делопроизводству на сайте www.kadrovik-praktik.ru


К Вашим услугами наши консультации и статьи по кадровому делопроизводству. Для их чтения зарегистрируйтесь на сайте.

ПОИСК ПО САЙТУ
 

Верховный Суд РФ рассмотрел дело об «уводе» работником клиентов работодателя

20.02.2019

Дело, которое недавно дошло до Верховного Суда РФ, и было им рассмотрено, наверняка будет весьма интересно профессиональным кадровикам, защищающим интересы работодателя.

Фабула

Организация занималась оказанием услуг в области электронных торгов (помогала клиентам с подготовкой документов к электронным торгам, сопровождала их и др.)

Однажды несколько клиентов отказались от пролонгации отношений с компанией. Позже выяснились причины этого. Работница организации (Ф.) «увела» этих клиентов у своего работодателя и в рабочее время на компьютере работодателя с помощью его же программного обеспечения и прочих ресурсов выполняла для данных клиентов те же работы, которые прежде выполнял по договору работодатель. Соответственно клиенты расплачивались с Ф. напрямую.

Работодатель Ф. обратился в суд и предъявил иск и к Ф., и к ее клиентам о взыскании «потерянных» им в результате описанных «безобразий» денежных сумм.

В частности с работницы Ф. работодатель хотел взыскать:

  • оплату рабочего времени за период предоставления услуг клиентам в размере 142 949 руб.,
  • оплату за использование служебного телефона в личных целях 13 337 руб. 21 коп.,
  • неполученное с клиентов вознаграждение (эти суммы работодатель требовал и с клиентов солидарно с Ф.),
  • расходы на оплату услуг представителя и госпошлину.

Судом было установлено, что Ф. затратила на оказание услуг бывшим клиентам работодателя в 2015 г. 250 рабочих часов, а в 2016 г. - 627 рабочих часов.

Суд первой инстанции сослался на нормы статьи 238 Трудового кодекса РФ и сделал вывод о наличии оснований для взыскания с Ф. в пользу работодателя 666 854 руб. 86 коп. в качестве причиненных работодателю убытков. Суд апелляционной инстанции с этим согласился.

Если в предыдущих инстанциях работодателю отчасти везло, то Верховный Суд РФ наверняка его своим решением разочаровал.

Позиция Верховного Суда РФ

(Определение Верховного Суда РФ от 28.01.2019 N 18-КГ18-225)

1. Суд счел недопустимым взыскание с Ф. сумм, которые клиенты работодателя заплатили бы ему, если бы Ф. их не начала обслуживать напрямую:

«… в нарушение требований части 1 статьи 238 Трудового кодекса Российской Федерации, обязывающей работника возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб и одновременно устанавливающей запрет на взыскание с работника неполученных работодателем доходов (упущенной выгоды), суд первой инстанции хотя и привел в решении положения названной нормы, однако взыскал с Ф. в пользу ООО "***" убытки, состоящие из сумм не полученной от ООО "Т***", ИП ***, ООО "***" оплаты за услуги специалиста по подготовке документов для участия в торгах/конкурсах в размерах соответственно 244 500 руб., 39 000 руб., 83 000 руб. и невыплаченного вознаграждения в размере 144 090 руб. 16 коп.

Между тем суммы, не полученные ООО "Т***" за услуги специалиста по обработке конкурсной документации и подготовке документов для подачи на торги/конкурсы, а также неполученное вознаграждение не могут быть отнесены к прямому действительному ущербу, как он определен в части 2 статьи 238 Трудового кодекса Российской Федерации, поскольку реального уменьшения наличного имущества работодателя или ухудшения его состояния не произошло. Не возникла у работодателя и необходимость произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение или восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам.

Вследствие этого выводы судебных инстанций о том, что действиями Ф. работодателю был причинен ущерб, выразившийся в неполучении ООО "Т***" от ООО "***", ИП ***, ООО "***" оплаты за услуги специалиста компании по подготовке документов для участия в электронных торгах (в размере 244 500 руб., 39 000 руб. и 83 000 руб. соответственно) и вознаграждения по выигранным конкурсам в размере 144 090 руб. 16 коп., и, как следствие, о наличии оснований для возложения на Ф. обязанности по возмещению причиненного ООО "Т***" материального ущерба в размере 666 854 руб. 86 коп., являются неправомерными…»

2. Суд решил, что нельзя взыскать с Ф. в качестве ущерба и оплату тех рабочих часов, которые работодатель ей произвел, когда она выполняла работу не для него, а для уведенных клиентов:

«Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не может согласиться и с выводом судебных инстанций о взыскании с Ф. в пользу ООО "Т***" в качестве ущерба, причиненного работодателю, оплаты работодателем ее рабочего времени (то есть заработной платы) за период предоставления услуг ИП ***, ООО "***", ООО "***" с 1 октября 2015 г. по 19 сентября 2016 г. в количестве 877 рабочих часов в общем размере 142 927 руб. 49 коп.

Как установлено судом, Ф. в указанный период являлась работником ООО "Т***" и исполняла свои трудовые обязанности по замещаемой должности ведущего специалиста по тендерам.

Конституцией Российской Федерации каждому гарантировано право на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации (часть 3 статьи 37).

В силу части 1 статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации удержания из заработной платы работника производятся только в случаях, предусмотренных этим Кодексом и иными федеральными законами.

В соответствии с частью 4 статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации заработная плата, излишне выплаченная работнику (в том числе при неправильном применении трудового законодательства или иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права), не может быть с него взыскана, за исключением случаев: счетной ошибки; если органом по рассмотрению индивидуальных трудовых споров признана вина работника в невыполнении норм труда (часть 3 статьи 155 Трудового кодекса Российской Федерации) или простое (часть 3 статьи 157 Трудового кодекса Российской Федерации); если заработная плата была излишне выплачена работнику в связи с его неправомерными действиями, установленными судом.

Ввиду того, что Конституцией Российской Федерации работнику гарантируется право на вознаграждение за труд, а трудовым законодательством в целях охраны заработной платы как источника дохода работника ограничены основания удержаний из нее, при разрешении спора о взыскании с работника выплаченной ему заработной платы обстоятельством, имеющим значение для дела, является установление предусмотренных частью 4 статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации оснований для такого взыскания.

Судебные инстанции, удовлетворяя требование истца о взыскании с Ф. в счет причиненного работодателю ущерба выплаченной ей заработной платы в размере 142 949 руб., не учли приведенные положения Конституции Российской Федерации и Трудового кодекса Российской Федерации, не установили юридически значимые обстоятельства для такого взыскания и не привели в судебных постановлениях нормы права, на основании которых пришли к выводу о возможности взыскания с Ф. заработной платы, выплаченной ей работодателем ООО "Т***" за период исполнения ею как работником данного общества трудовых обязанностей ведущего специалиста по тендерам с 1 октября 2015 г. по 19 сентября 2016 г…»

3. Судьи также решили, что нельзя взыскать с Ф. в качестве ущерба оплату работодателем ее телефонных переговоров с уведенными клиентами:

«…Суд первой инстанции сделал вывод о необходимости взыскания с Ф. данной суммы, указав, что согласно распечаткам оператора связи с номера ее служебного телефона за период с октября 2015 г. по сентябрь 2016 г. стоимость телефонных переговоров Ф. с другими ответчиками и SMS-сообщений в их адрес составила 13 337 руб. 21 коп., эта сумма оплачена ООО "Т***".

В апелляционной жалобе на решение суда первой инстанции Ф. приводила довод о том, что подключенный к абонентскому номеру ее служебного телефона тарифный план предусматривал ежемесячную абонентскую плату без отдельной тарификации звонков и SMS-сообщений, а размер этой платы оставался неизменным вне зависимости от количества звонков и SMS-сообщений.

Однако в нарушение требований пунктов 5 и 6 части 2 статьи 329 ГПК РФ этот довод апелляционной жалобы Ф. предметом проверки суда апелляционной инстанции не являлся, в апелляционном определении каких-либо суждений по нему не содержится.

Таким образом, судебными инстанциями при разрешении настоящего спора не было установлено основание для наступления материальной ответственности работника (Ф.), а именно наличие у работодателя (ООО "Т***") прямого действительного ущерба, причиненного противоправными виновными действиями данного работника в процессе трудовой деятельности…»

Многим наверняка такой исход покажется несправедливым. Но это не конец истории, дело направлено на новое рассмотрение, мы можем понаблюдать за его развитием в дальнейшем.


Подписчикам журнала "Кадровик-практик" также доступны:


Рекомендуем:

Журнал Кадровик-практик-2018

Журнал "Кадровик-практик"

Наш телефон: 8(8442)989899, 8-917-338-98-99

3743

Вы в рубрике: ИСТОРИИ ИЗ ПРАКТИКИ


Рейтинг:

Поделиться в соц сетях



+ Правила перепечатки данного материала

    



Корзина0 товаров
на сумму 0 руб.

Мы в соцсетях:


Подпишитесь бесплатно:

 

Войти в зону ИКС (раздел сайта для подписчиков журнала "Кадровик-практик") >>


Новости сайта


Все новости сайта

Последние публикации
 
Все публикации


Новости трудового законодательства и разъяснения ведомств

Все новости

Опрос дня
Работник заболел до начала ежегодного оплачиваемого отпуска, просит его перенести на 1 июня. Льготы на предоставление отпуска в удобное время не имеет. Работодатель согласен перенести отпуск на 1 августа и позже (в рамках рабочего года). Обязан ли работодатель предоставить отпуск именно 1 июня? Отметить свое мнение и узнать ответы коллег >>



Тест дня
Мини-тест "Перенесение ежегодного оплачиваемого отпуска"